Михаил Шолохов. Тихий Дон.

Аватар пользователя sjmorozov

Теги: 

"Тихий Дон" - роман-эпопея об участии казачества в Первой мировой войне, революции и гражданской войне. О времени, о котором у нас не очень любят говорить. Я начал его читать почти полгода назад, и не думал тогда, что он будет так перекликаться с сегодняшними событиями. Не хочется много говорить о политике, мы не так много можем в ней изменить, но изменить своё отношение к тому, что происходит, понять, что простые люди - не более чем пешки в этой игре - в наших силах. О том, как меняются люди, как им приходится выживать и о том, как их используют - этот роман.

Удивительно, но "Тихий Дон" начинают печатать в 1928 году, в не самое простое время для писателей. Роман подвергался жёсткой цензуре, а третью книгу и вообще отказывались печатать. Принято считать, что дело сдвинулось с мёртвой точки после вмешательства Сталина, который лично вмешался и отдал распоряжение отдать книгу в печать. При том, что даже исправленный цензурой "Тихий Дон" - это не ода советской власти и большевикам. В книге нет "плохих" и "хороших". Власть - почти всегда жестока и скора на расправу. Люди, к которым в руки попадает власть, и неважно - от "красных" или "белых" - почти всегда меняются в худшую сторону.

Главный герой романа - Григорий Мелехов, потомственный казак, судьба которого и развитие его как личности, я думаю, отражают судьбы многих в то время. У него была какая-то определённость в жизни, он хотел работать, любить, жить... После начала войны, а особенно когда война превратилась в гражданскую, он потерялся. Он не понимает, что ему делать и куда податься. И вот он сначала примыкает к красным, по молодости и неопытности разделяя их утопические убеждения. Он действительно верит в равное общество и мечтает помочь стране.

Потом, поняв, что ему с ними не по пути, присоединяется к белым и дослуживается до генеральской должности (командует дивизией), желая освободить казачество от бремени коллективизации. Уже сейчас он понимает, что одной правды нет. Он уже побывал по обе стороны баррикад и видит, что правда у каждого своя:

Тенью от тучи проклубились те дни, и теперь казались ему его искания зряшными и пустыми. О чем было думать? Зачем металась душа, - как зафлаженный на облаве волк, - в поисках выхода, в разрешении противоречий? Жизнь оказалась усмешливой, мудро-простой. Теперь ему уже казалось, что извечно не было в ней такой правды, под крылом которой мог бы посогреться всякий, и, до края озлобленный, он думал: у каждого своя правда, своя борозда. За кусок хлеба, за делянку земли, за право на жизнь всегда боролись люди и будут бороться, пока светит им солнце, пока теплая сочится по жилам кровь. Надо биться с тем, кто хочет отнять жизнь, право на нее; надо биться крепко, не качаясь, - как в стенке, - а накал ненависти, твердость даст борьба. Надо только не взнуздывать чувств, дать простор им, как бешенству, - и все. Пути казачества скрестились с путями безземельной мужичьей Руси, с путями фабричного люда. Биться с ними насмерть. Рвать у них из-под ног тучную донскую, казачьей кровью политую землю. Гнать их, как татар, из пределов области! Тряхнуть Москвой, навязать ей постыдный мир! На узкой стежке не разойтись - кто-нибудь кого-нибудь, а должен свалить. Проба сделана: пустили на войсковую землю красные полки, испробовали? А теперь - за шашку!

После того, как белое движение фактически было разбито, он снова у красных. И ему, конечно, уже не доверяют. Но теперь ему уже просто некуда деваться. Он уже чужой среди своих, и сестра его вышла замуж за красного офицера, который мечтает отдать его под суд... И снова побег, и снова Григорий вынужден драться. И снова в рядах бывших "белых", фактически уже банды бандитов, которые, прикрываясь идеологией, просто грабят людей.

Такая жизнь не по душе Григорию и он решает сбежать и вернуться домой. За годы его странствий, боёв, побед и поражений, он лишился практически всего. Родители умерли, умерла жена и любимая женщина, умерла от болезни дочь, погибли друзья... То, что всегда казалось самым важным в жизни, проходит фоном среди выстрелов, криков и топота лошадей.

Отдельным и очень важным, как мне кажется, образом, является мать Григория — Ильинична. Она олицетворяет собой как будто целую эпоху, патриархальную Русь, дореволюционный уклад. И мы видим, как на протяжении всего повествования сильная и красивая, мужественная и гордая Ильинична превращается в немощную сгорбленную старуху, отчаявшуюся дождаться своего сына. И умирая она как будто уносит с собой все ценности довоенной России:

Вечером Аксинья пришла попрощаться с покойной. Она с трудом узнала в похорошевшем и строгом лице мертвой маленькой старушки облик прежней гордой и мужественной Ильиничны. Прикоснувшись губами к желтому холодному лбу покойной, Аксинья заметила знакомую ей непокорную, выбившуюся из-под беленького головного платочка седую прядь волос…

После смерти матери единственное, что осталось у Григория — его сын…

Григорий взял на руки сына. Сухими, исступленно горящими глазами жадно всматриваясь в его лицо, спросил:

- Как же вы тут?.. Тетка, Полюшка - живые-здоровые?

По-прежнему не глядя на отца, Мишатка тихо ответил: - Тетка Дуня здоровая, а Полюшка померла осенью... От глотошной. А дядя Михаил на службе...

Что ж, и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына...

Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром.

Так начиналась новая эпоха в жизни нашего государства: со смертей и лишений, с потери смысла жизни и традиций… Вчерашние соседи ненавидят и убивают друг друга. Вчерашние друзья поджигают дома тех, с кем ещё вчера обсуждали последние новости. Об этом нельзя забывать. Возможно, именно сейчас эту книгу стоит перечитать многим.

Голосование: 

Общая оценка: 5 (2 оценок)

Комментарии

Нет страшней войны гражданской.

Аватар пользователя Сергей К.
Каждая война, есть не что иное, как дипломатический провал, безграмотных и циничных лидеров разных мастей: от Ленина до Керенского, от Сталина до Гитлера. И этот провал оплачивает простой народ, Мелехов, и его братья. Вместо того, что бы пахать землю, растить хлеб, бьются насмерть со своими бывшими друзьями, соседями, даже родственниками. Как сейчас в Донбассе. Ужас. Как коротка память у людей! Сколько же нужно пролить крови в стране, что бы человек генетически запомнил- нельзя убивать. Пусть будет плохой, но мир! Только не война. Почему не работает генетические предохранители в человеке? Моя мать, пережившая войну, имела этот " предохра нитель". А я уже только " жучок". То есть, могу и повоевать. И надо бы помочь с оружием в руках...Прививкой от войны должна быть здоровая, научно разработанная пропаганда. Прежде всего в школе. Поменьше героики войны, побольше правды, грязи и крови,- первое то, чего больше всего на войне. По другому, врят ли будет толк.

Случайные материалы