Катастрофа. Глава 3.

Аватар пользователя sjmorozov

Теги: 

 

… Будильник прозвенел в восемь утра, и Дима привычным движением щёлкнул его по верхней кнопке, готовясь опять погрузиться в сон. «Опять зачем-то запрограммировал будильник, — подумал он, — дурная привычка. Надо хоть во время отпуска выспаться». Тут он внезапно проснулся и испуганно оглянулся, боясь никого не увидеть. Но рядом лежала, свернувшись в клубочек, Наташа, и Дима, подумал, что она очень мила, когда спит — такая маленькая и беззащитная. «Хорошо, что она не проснулась. Пойду, приготовлю завтрак», — решил Дима, осторожно сняв с себя одеяло, встал и стараясь ступать как можно тише, вышел из спальни, закрыв за собой дверь.

Вскоре Наташа проснулась и, после завтрака, они вместе пошли в кинотеатр, потом целый день бродили по городу, посещая самые интересные, по мнению Димы, места: выставки, музеи­­­­­… Вечером, после посещения театра, они отправились в ресторан «Парадиз». Таким образом прошло восемь дней. Наташа переехала к Диме, и счастью его не было предела, когда, после наполненного событиями дня, они оставались наедине. Наташа, казалось, тоже была рада, и ничто не предвещало, что наступит день, когда она уедет и всё это разрушится, исчезнет навсегда. Но такой день наступил, и этот день был, пожалуй, поворотным днём в жизни Дмитрия, днём, изменившим всё…

 

* * *

 

В замке повернулся ключ, и тёмную квартиру сразу оживил Наташин смех.

— А здорово ты преподал тому ди-джею урок. Пусть знает, что он не лучше всех в этом городе обращается с винилами!

— Неплохо для старика, а? — подхватил её весёлость Дима. Не люблю, когда люди о себе слишком высокого мнения. «Я прошёл лучшую ди-джейскую школу — школу жизни!» — попытался он изобразить голос этого самоуверенного типа.

— Окончательно ты добил его своим танцем под хип-хоп. Честно говоря, не ожидала такого от научного сотрудника! — смеясь, продолжала Наташа, — ты танцуешь почти как мой паре… — Наташа запнулась.

— Кто? Твой парень? — в голосе Дмитрия послышался металлический оттенок. Наташа внезапно помрачнела и отвела глаза в сторону.

— Я имела в виду, мой бывший…

— Это тот тип из боксёрского клуба? Или тот бармен из «Кристалла»? А может, тот бизнесмен, у которого кошелёк толще, чем «Большая Российская Энциклопедия»? — внезапно Дима понял, что он лишь один из многих и наверняка не последний, — отвечай, кто это? — его голосом можно было колоть орехи.

— Ты пугаешь меня. Я же тебе говорила, что порвала с ними, — Наташа в испуге отпрянула назад, — прости, что вспомнила о нём.

— А откуда мне знать, что ты не лжёшь? Может, тебе стали нужны деньги, и поэтому ты пришла ко мне?

— Нет, — Наташа с трудом изобразила улыбку, — ты не прав. Успокойся, дорогой.

Диме вдруг стало жаль Наташу, такую маленькую и беззащитную, сжавшуюся в углу, и, казалось, больше всех в мире сейчас нуждавшуюся в понимании и защите. Он сел в кресло и взъерошил ладонью волосы.

— Извини, я сорвался. Просто я боюсь потерять тебя снова. Извини. Давай всё забудем.

Он сказал это вполне искренне, но сам уже не верил своим словам. Закрыв глаза, он помотал головой, будто отбрасывая нелепые мысли, и, улыбнувшись, уже совсем по-другому посмотрел на Наташу. Не отрывая взгляда от её глаз, он подошёл к ней, и медленно, будто опасаясь отпора, сняв с неё блузку, поцеловал в шею. Она стояла, не шевелясь, и только прикрыла глаза. Лишь когда Дима нежно поцеловал её губы, она страстно обняла его, и они попятились к кровати, не отрывая друг от друга губ и срывая с себя одежду.

… Диме не спалось. Всего лишь четыре часа назад он считал себя самым счастливым человеком на планете, и даже не мог себе вообразить, насколько же хрупким оказался этот замок из песка, который он принял за настоящую крепость. Он осторожно повернулся. Наташа лежала, поджав ноги, спиной к нему и, казалось, даже не дышала. «Наверняка она тоже не спит, — подумал Дима, — ещё бы, я ведь так напугал её!» Но ему уже не жаль было Наташу. Он успел всё обдумать и решил, что им пора расстаться. «Не знаю, как она, но я не смогу жить с мыслью о том, что между нами кто-то есть, — думал он, — наверное, я недостоин её. Я недостаточно заботлив, наверняка не такой весёлый. Я просто не умею быть «забавным». Мне нужны по-настоящему серьёзные отношения. Да, пожалуй, я не создан для Наташи. Наверняка, этот парень и моложе и красивее меня. Наташа достойна лучшего.» Долго ещё Дима размышлял об этом, искал иного выхода. Ворочаясь с боку на бок, Дима, наконец, провалился в сон. События этого дня сильно утомили его, за долгие годы размеренной жизни отвыкшего от подобного рода встрясок. Зато проснулся он… на дискотеке. Играла тяжёлая музыка, и Дима, продираясь, как сквозь джунгли, через столь же опасную и непредсказуемую толпу, рвался к сцене. Воздух был сизым от дыма и тяжёлым от запаха пота и спиртного. Протолкнувшись в первые ряды, он посмотрел на сцену, где Наташа, лаская диск-жокея, под оглушительный свист и рёв толпы медленно снимала с себя одежду, демонстрируя своё нежное, и, казалось бы, такое невинное тело публике. К её ногам летели денежные бумажки, часы и даже браслеты, но она, пройдясь по ним, подошла к краю сцены и, обхватив руками голову какого-то пьяного типа в обвешанной металлом джинсовой рабочей куртке, прижала его небритую рожу к своей груди. Лицо Дмитрия перекосило от злобы, всё как-то медленно, как будто по кадрам, поплыло куда-то в сторону, и он, выхватив пистолет, выпустил всю обойму…

В холодном поту он открыл глаза. Приподнявшись на кровати, он увидел, что Наташа только что встала. Посмотрев на её стройное, гибкое тело, Дима подумал, что, пожалуй, зря он придаёт вчерашнему такое большое значение. Наташа продолжала расчёсываться перед зеркалом. Она не заметила, как Дима проснулся. Но, почувствовав на себе его взгляд, обернулась, и, подойдя к стулу, сняла с него сорочку. Когда её прекрасное тело скрылось за полупрозрачной тканью, в комнате стало намного скучнее. Когда она надевала сорочку, в её движениях чувствовалась некоторая неловкость.

— Послушай, Наташа, извини, что я на тебя вчера накричал. Не знаю, что на меня нашло.

— Нет, ты был прав, — произнесла она с каким-то безразличием, — пожалуй, я зря приехала, — Наташа продолжала одеваться, — я должна была тебе об этом сказать, но… — она замялась, — прости, мне надо пройтись по магазинам, чтобы успокоиться.

Наташа решительно подошла к выходу, и, повернув замок, выскочила наружу, осторожно прикрыв за собой дверь, стараясь не хлопнуть.

Дима понял, что это конец отношений. Приняв душ и почистив зубы, он решил тоже выйти, подышать воздухом. «Может, это взбодрит меня, — подумал он, — пройдусь по улицам, зайду в клубы, магазины. В конце концов, обилие различных товаров отвлечёт меня». Дима обманывал себя. На самом деле он хотел отыскать Наташу и извиниться перед ней ещё раз, попытаться вернуть её.

Выйдя из дома и поёжившись от сырого утреннего воздуха, Дима сразу направился в супермаркет — любимое место Наташи. Там можно было купить не только всё, что нужно, но и неплохо отдохнуть. В огромном холле было не только два фонтана под открытым небом, но и несколько уютных кафе, в том числе и летнее, где под зонтиками от солнца стояли маленькие резные деревянные столики с двумя стульями. Это кафе уже стало любимым у Наташи. Именно туда он и направился, говоря себе, что ещё не завтракал, и неплохо было бы слегка перекусить. Взяв две бутылки пива, Дима, выбрав крайний столик, откупорил одну и почти сразу же всю выпил. Погрузившись в собственные мысли, он сидел и мрачно наблюдал, как брызги фонтана падают в воду, как в ней играет солнце, как проходящие мимо пары весело смеются, когда брызги попадают в них. Лицо его сейчас не выражало ничего, кроме усталости — сейчас он впервые в жизни ощущал на себе всю тяжесть прожитых сорока лет.

— С Вами всё в порядке? — спросил официант, прервав ход его мыслей, — могу я Вам чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо, — поднял на него глаза Дима и, когда тот отошёл, допил первую бутылку. «Да, видимо, здесь я один несчастлив, раз так выделяюсь», — подумал он, откупоривая вторую бутылку. Как будто в подтверждение его слов сзади раздался женский смех — за соседний столик села какая-то пара. «Вот жизнь! Этот парень, наверное, влюблён по уши и даже не думает, что его девушка, возможно, не отвечает ему взаимностью», — ему стало почему-то неприятно.

— И не свинья он после этого? — раздался голос парня с соседнего столика, — хорошо, что ты вернулась ко мне. А то он мог ещё и ударить тебя!

«Этот тип воображает себя героем. Наверное, какой-нибудь пьяный приятель приставал к ней и она решила из двух зол выбрать меньшее.»

— Если я увижу его, то обязательно поговорю с ним как следует. Я бы ему объяснил, как нужно вести себя с девушками.

— Я была бы не против. С тобой я чувствую себя в полной безопасности. Ты ведь сможешь защитить меня, любимый? А, Андрюша?

Вдруг Диму осенило: это же голос Наташи! Из-за шума фонтана он и не узнал сразу. Обернувшись, он увидел, как она сидела, обнявшись, с брюнетом лет тридцати приятной наружности и спортивного телосложения.

— Подходящая замена! — яростно прошептал сквозь зубы Дима и встал, отодвигая стул, — эй, ты, герой! Не хочешь ли прямо сейчас научить меня общению с девушками? Или ты способен только уводить их из-под носа у других? — прорычал он так, что все посетители обернулись. Наташа, увидев ярость в глазах Димы, испуганно застыла, не отрывая от него округлившихся глаз. Брюнет, сначала испуганно оглянувшись, сразу принял решительное выражение лица, и, встав во весь свой рост, негромко, но так, чтобы слышали все в кафе, сообщил:

— Выбирай выражения, придурок! — и выдержав небольшую театральную паузу, весомо, как ему показалось, добавил: — если тебе ещё нужны зубы.

— Как ты меня назвал? — уже спокойно произнёс Дима, приближаясь к Андрею.

Внезапно тот резко рванул вперёд и толкнул Диму обеими руками в грудь, заставив его неуклюже повалиться назад, опрокидывая стулья. Благородный «защитник женского пола» не спеша подошёл и несколько раз ударил Диму в живот ногой. Из носа у него хлынула кровь, но, резко встав, он сначала левой, а потом правой рукой повалил противника на пол.

— Значит, так тебя учили защищать девушек? Если уводишь их у другого, умей быть для них надёжной охраной.

Брюнет помотал головой и снова встал на ноги. Он почти на голову был выше Дмитрия.

— Стало быть, это ты та лабораторная крыса, что обижает мою подругу? — и, неожиданно развернувшись, он ударил Диму ногой по лицу. Дима рухнул назад, сломав спиной столик. Бармен, поначалу опешивший от неожиданной драки, очнулся и стал нажимать кнопки телефона.

В голове у Димы помутнело. Он, почти ничего не видя, бросился на противника, свалив его с ног, и начал колотить кулаками по лицу.

— Не надо, Дима.… Прости меня…. Он ни в чём не виноват!.. — услышал Дима Наташин голос как будто откуда-то издалека, когда прибежавшие охранники, оглушили его дубинкой и скрутили ему руки.

Голосование: 

Голосов пока нет

Случайные материалы