Катастрофа. Глава 1.

Аватар пользователя sjmorozov

Теги: 

— Помогите! Ради Бога, хоть кто-нибудь! — последние слова уже едва различались, сливаясь с рыданием, — пожалуйста… Моя девочка… Не-е-ет! — простонала женщина, и, упав на землю, закрыла лицо руками, когда после очередного толчка дом медленно пополз под землю, будто тонущее судно.

Луис хотел остановиться, но, к несчастью, подобное творилось повсюду. Он, стиснув зубы, пробежал мимо и направился в сторону полыхающего адским огнём спального района. Его зарево видно было даже с окраин города. Оно делало город в эту страшную ночь похожим на преисподнюю. Он бежал, отталкивая в порыве гнева бегущих ему навстречу людей, чьи лица несли на себе отпечаток страха, суеверного страха первобытного человека, который, в борьбе за свою жизнь готов был разорвать любого, встретившегося ему на пути.

С разбегу влетев в полыхающее здание, он мигом взлетел на третий этаж, не обращая внимания на падающие угли и горящие перекрытия.

— Рэйчел!!! — завопил он, — Рэйчел! Слава Богу, её тут нет… — он сел на пол, прислонившись к горячей стене, на минуту забыв о собственной безопасности, — чёртов астероид. За что? Почему?

— ЗА ЧТО-О-О?!! — заорал он, встав, и воздев руки к небу, на котором кровавым факелом горел огромный и с каждой секундой увеличивающийся красно-жёлтый диск.

Он медленно вышел на улицу и побрёл вдоль высотных домов к побережью. Отовсюду слышались стоны, плач и крики, раздавались выстрелы, из окон выпрыгивали люди. Это был апокалипсис, кровавый праздник смерти. Не иначе, как сам дьявол расхаживал по улицам, наводя повсюду свои порядки.

— И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце, и Он воскликнул громким голосом.… И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их.… Да сохранит тебя Господь! — человек в чёрном балахоне перекрестил Луиса, который, не обратив на это ни малейшего внимания, прошёл дальше. Он думал о смерти, о жизни, о том, что люди называют любовью до гроба. Да, пожалуй, теперь он понял истинное значение этих слов.

В эту июньскую ночь, несомненно страшную для всего запада США, Сан-Франциско буквально трясло, как от огромного взрыва или землетрясения, которому не позавидовали бы даже самые привычные к этому люди. Наверное, ни один из жителей многомиллионного города не спал в эту ночь. Почти все они высыпали на улицы, поскольку в домах лопались люстры и взрывались электроприборы. Мужчины и женщины, старики и дети: глаза их, наполненные слезами почти суеверного страха, были устремлены на северо-восточную часть неба, откуда с немыслимой скоростью неумолимо приближался к земле огромный жёлто-красный метеорит, озаривший весь горизонт в кроваво-красный цвет. Многие думали, что это и есть апокалипсис, о котором предупреждали почти все религии. Кто ещё мог об этом думать крестился, молился, кто-то тут же записывался в секты.… Надо сказать, на улицах было огромное количество проповедников «слова Божия» и просто немыслимое число сект. Бесчисленное число групп в чёрных и белых балахонах, с крестами, молчаливо расхаживали по кварталам, словно предвестники смерти. Да-а.… Наверное, большинство жителей сейчас думало о смерти ­­— неминуемой, беспощадной и страшной. Перед ней все были равны: бизнесмены, продавцы, туристы и преступники, руководители и подчинённые. Она будто нависла над городом, и все чувствовали её тяжёлое дыхание.

Никто из жителей города сейчас не испытывал никаких чувств — они не завидовали, не боялись, не ненавидели и не злились — их чувства были полностью парализованы. Весь город будто бы превратился в кладбище живых людей, в кладбище чувств и мыслей…

Неделю назад никто даже и представить не мог такого поворота событий. Город жил своей жизнью. Люди влюблялись, ссорились, делали покупки, общались, ели, занимались любовью и спали. По городу ездили тысячи машин, велосипедов, мотоциклов и прочих видов транспорта. С аэропорта ежедневно отправлялись десятки самолётов, и столько же принималось. Когда впервые на небе показалась яркая красно-жёлтая точка, никто и не думал, что это огромный метеорит, который через неделю упадёт в 800 километрах от города в штате Аризона. И уже всего неделю спустя, когда красная точка превратилась в огромный оранжево-красный шар, никто уже и не думал, что выживет.

Уже далеко за полночь толпа будто сбросила оцепенение. Почти все что-то бормотали, шептали, некоторые даже кричали. Метеорит стремительно приближался к земле, но уже было ясно, что на город он не упадёт. Кто-то громко кричал в толпе что-то невнятное: «И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце, и Он воскликнул громким голосом.… И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их…»

В 4 часа 38 минут ночи на северо-востоке раздался огромный взрыв, породивший ярчайшую вспышку. Вдруг стало ослепительно светло, настолько ослепительно, что даже спустя час-два, а то и три люди не могли ничего видеть. И возможно, для них это были самые страшные часы за последний день: началось землетрясение, а они, ослеплённые, двигались на ощупь. Взрывная волна, прочесав весь город, несла за собой чудовищные разрушения. Очень многие сразу погибли, а оставшиеся в живых говорили, что в те минуты они завидовали мёртвым.

… Луис Крид проснулся, широко открыв глаза и учащённо дыша. На лбу выступили маленькие холодные капельки пота. Он вздрогнул, когда одна из них скатилась ему на нос. Последние три ночи ему снился один и тот же сон. И каждый раз он просыпался в холодном поту, испуганно оглядываясь. Всё во сне было так реально…

Луис сел на кровати, в темноте нащупал выключатель. Спальню озарил мягкий рассеянный свет, и все ночные кошмары показались какими-то далёкими и неопасными, будто это было уже очень давно, или как будто всё это он увидел в кино. Луис встал и прошёлся по комнате, оглядывая окружающие его предметы, такие знакомые и потому успокаивающие. Звуки его шагов утопали в мягком ковре. Обойдя пару раз спальню, он нерешительно подошёл к окну и, оперевшись руками о подоконник, устремил свой взор в сторону всё увеличивающегося и ставшего размером уже почти с луну яркого жёлто-красного шара, зловеще мерцающего среди звёздной бесконечности. И хотя Луис знал (он уже давно это рассчитал), что метеорит упадёт вдали от города, в малонаселённой местности, и что жителям Сан-Франциско ничего не грозит, он всё равно боялся. Какая-то маленькая частичка его сознания сомневалась: «А что, если…? А что, если по телевидению распространяется ложная информация, чтобы не допустить паники? А что, если метеорит рухнет прямо на город?

Он вздрогнул от неожиданности, когда почувствовал прикосновение к своей ноге чего-то тёплого и мягкого.

— А, это ты, Лиза! Зачем же так меня пугать? — кошка смотрела на него огромными горящими глазами, наверное, считая это извинением, — тебе тоже страшно?

— Мрр-р-р! — ответила Лиза, ещё раз ткнувшись головой в его ногу.

— Нет? Наверное, я один боюсь этого проклятого метеорита.

Луис отошёл от окна и спустился на первый этаж своего дома, направляясь в душ. Лиза, подняв свой пушистый хвост, побежала за ним, подбадривая его или себя мурлыканьем. Холодная вода бодряще подействовала на Луиса, оживляя и пробуждая каждую клеточку тела и прогоняя посторонние мысли. После этого, надев халат, он спустился в свою подземную лабораторию и включил компьютер. Он всё никак не мог понять, что это за метеорит. Время его появления не сходилось ни с одним из исследованных комет, астероидов и других небесных тел, известных науке. Вызывало поначалу любопытство, а потом даже какой-то суеверный страх постоянное изменение траектории и скорости этой загадочной кометы. Потому-то Луис и не был спокоен до сих пор. По его данным, ближайшее столкновение метеорита с Землёй должно было произойти не ранее, чем через 53 года. Этот же появился неизвестно откуда так неожиданно, что даже военные ничего не успели сделать, хотя вот уже полвека существовала программа по защите Земли от «непрошеных космических гостей», как выражался сам Луис.

Надо сказать, Крид любил своё хобби: учёного-любителя. Он интересовался практически всеми неизученными или малоизученными областями науки. Хобби давало ему и достаточно приличный заработок, например, когда он помогал метеослужбам или усовершенствовал, по заказу местных предприятий, некоторые незначительные детали бытовой техники и автомобилей. Эти постоянные приработки обеспечивали ему проживание в коттедже, который снаружи напоминал груду металлолома, утыканный всевозможными антеннами и датчиками. Внутри же это был роскошный дом, выполненный в этаком ретро-стиле. Даже его подземная лаборатория напоминала скорее гостиную, чем место проведения опытов или рабочий кабинет: вдоль одной стены стоял удобный кожаный диван, напротив которого располагался огромный телевизор. Рядом с ним возвышался книжный шкаф чёрного дерева, в котором помимо справочников и энциклопедий располагалась гордость Луиса — купленное на аукционе полное собрание сочинений Жюля Верна (его любимого писателя), оформленное в кожаный переплёт и напечатанное в конце XIX века. У противоположной стены стоял закрытый шкаф со стеклянными дверцами для размещения приборов и реактивов, справа от него висел на стене экран сейсмографа, и, наконец, в углу находилось его рабочее место: удобное кожаное крутящееся кресло и длинный изогнутый стол с компьютером и кучей разбросанных бумаг.

Луис любил комфорт и уют и просто не смог бы работать в какой-нибудь лаборатории с холодными белыми стенами и стульями, напоминающими орудие пыток средних веков. Именно поэтому он семь лет назад и не женился на Рэйчел, которую горячо любил. Он был знаком с ней ещё с колледжа, и она знала о его чувствах и сама испытывала к нему не меньшую любовь. Но она очень любила путешествовать, постоянно меняя обстановку, причём останавливаться предпочитала не в гостинице, а где-нибудь на постоялых дворах или вообще в палатке в лесу. «Ведь это так романтично!» — постоянно повторяла она, но Луис так и не смог привыкнуть к этой скаутской романтике. В конце концов, она сама бросила его, когда у него кончились деньги, и ушла к какому-то «Капитану Америке», как называл его Крид. «Может, это и к лучшему», — теперь думал он. И вот после этого он уже семь лет с головой ушёл в исследования. Эта работа не просто нравилась ему, она приносила ему удовольствие, настоящую радость, которую не смогла дать ему любимая девушка. Вот и сейчас, проснувшись посреди ночи, он сидел за компьютером уже часов шесть, как вдруг он услышал тонкий писк сейсмографа. «Свершилось!» — почему-то подумал он. Это был метеорит.

Голосование: 

Общая оценка: 5 (1 оценка)

Случайные материалы